Главная / Фигурное катание / Джонни Вейр влюблен в Россию: слушал Пугачеву, читал Пушкина и носил фамилию Воронов

Джонни Вейр влюблен в Россию: слушал Пугачеву, читал Пушкина и носил фамилию Воронов

В фигурное катание обычно приходят в раннем детстве – в 3-4 года: чтобы в 12 прыгать четверные, а в 15 – уже выиграть Олимпиаду. Чем позже начинаешь, тем страшнее разучивать рискованные элементы и сложнее перебарывать стеснение перед зрителями. Исключения есть, и одно из них – Джонни Вейр.

Джонни Вейр влюблен в Россию: слушал Пугачеву, читал Пушкина и носил фамилию Воронов

Он начал тренировки в 12 лет, вдохновившись олимпийским прокатом Оксаны Баюл в Лиллехаммере, а уже в 16 выиграл первую серьезную награду – золото юниорского ЧМ.

В Котсвилле, где родился Джонни, – живут 13000 человек. Почти все заняты в металлургии, но у некоторых есть свои фермы. На ферме рос и Вейр: его отец разводил лошадей, и на шотландском пони по кличке Моя Синяя Тень Джонни даже участвовал в соревнованиях по верховой езде. Прокаты Баюл быстро переключили его внимание на фигурку – спорт совершенно непопулярный в глубинке Пенсильвании и к тому же очень дорогой для обычной американской семьи.

Первые шаги Джонни делал на роликах, пока родители не нашли для него подержанные коньки. Катком для Вейра стало замерзшее поле около дома – профессионального льда в Котсвилле никогда не было.

Джонни Вейр влюблен в Россию: слушал Пугачеву, читал Пушкина и носил фамилию Воронов

У Джонни неплохо получалось – и тогда его записали на занятия при Университете Делавэра. Там была хоккейная команда, но мальчику больше нравилось прыгать и рисовать фигуры на льду. На курсах Вейра заметила тренер Присцилла Хилл. С ней он проработает вплоть до 2007 года – пока не поймет, что установившаяся между ними дружба мешает прогрессу.

У Хилл Джонни поначалу тренировался в паре: те времена он вспоминает со смехом и раздражением одновременно. С одной стороны, он жутко не любил кататься с кем-то, с другой – сопереживал партнерше, которой все удавалось намного хуже, чем ему самому. В какой-то момент он начал падать из солидарности с ней – и Присцилла поняла, что такой дуэт не доберется до медалей.

Джонни Вейр влюблен в Россию: слушал Пугачеву, читал Пушкина и носил фамилию Воронов

В одиночном катании дела у Джонни пошли значительно лучше. Он быстро осваивал прыжки и догонял сверстников, которые начали занятия на 6-7 лет раньше. К тому моменту семья переехала в Делавэр – поближе к катку, и Джонни часто оставался на льду допоздна. В 16 лет Вейр стал чемпионом мира среди юниоров, а в 19 – чемпионом страны. В США, где мужское одиночное всегда на высоте, это дорогое достижение.

Единственный элемент, которого отчаянно не хватало Джонни – четверной прыжок. Он и сам понимал, что соревноваться без него – значит, надеяться на ошибки соперников, и поехал учиться к Татьяне Тарасовой. У нее в США был тренировочный лагерь – там Вейр катался на одном льду с Сашей Коэн и прямым конкурентом Брайаном Жубером.

Тарасова, как вспоминает Джонни, на тренировках гоняла его безжалостно, зато за пределами катка вела себя как заботливая бабушка – это слово Вейр выучил быстро. Джонни не возражал – мягкости и обходительности ему хватило у Присциллы. Зато в лагере у Тарасовой он ближе познакомился с той классической русской школой, которая ему всегда нравилась – амплитудное драматичное катание с отсылками к балету.

Джонни Вейр влюблен в Россию: слушал Пугачеву, читал Пушкина и носил фамилию Воронов

Впрочем, Вейр не задержался у Тарасовой. Его тянуло на лед к той, которая воспитала его кумира Оксану Баюл, а значит – повлияла на его, Джонни, желание стать фигуристом. Новым наставником Вейр выбрал Галину Змиевскую – в то время она, как и многие экс-советские специалисты, приехала на заработки в США.

***

На тренировках у Змиевской Джонни разговаривал на русском. Тренеру так оказалось удобнее, а Вейр был несостоявшимся лингвистом – бросил университет во имя фигурного катания. Если Джонни чем-то увлекался, то погружался в это с головой. Он взялся за русский язык и быстро подружился с российскими фигуристами. Это не слишком нравилось американским спортивным чиновникам: окончательно Вейр разозлил их на Играх в Турине, надев вместо формы сборной свитер с надписью «СССР» (по другой версии – куртку Russia), подаренный Татьяной Тотьмяниной.

Правда, в интервью Джонни признавался, что полюбил Россию еще до того, как узнал о фигурном катании. Он с детства разглядывал фотографии Красной площади, пытался прочесть незнакомую кириллицу – и даже гадал, почему все вокруг не слишком любят эту страну. С годами любовь только усилилась – Вейр начал коллекционировать чебурашек, слушать Аллу Пугачеву, читать Пушкина и смотреть «Москва слезам не верит». В его телевизионном шоу появился русский герой с характерным акцентом – Вячеслав Романов – а сам себя Джонни назвал «старой русской женщиной в глубине души».

«О господи, да он же гей!» Каминг-ауты фигуристов

Джонни Вейр влюблен в Россию: слушал Пугачеву, читал Пушкина и носил фамилию Воронов

В конце концов, именно место проведения Олимпиады-2014 – Сочи – мотивировало Джонни вернуться в спорт. «Россия – мое вдохновение. Это касается и тренеров, и музыки, и вообще культуры и традиций фигурного катания. Завершить карьеру в России – мечта. К тому же я буду выступать под моей новой фамилией – Вейр-Воронов».

Юрист с русскими корнями Виктор Воронов стал мужем Джонни в канун 2011 года. Познакомились они в одном из русских ресторанов Нью-Йорка: от фигурного катания Воронов был далек, и Джонни понравилось то, что в нем видели человека, а не знаменитого спортсмена.

Впрочем, идиллия продлилась всего два года. Воронова раздражало то, что мама Джонни вмешивались в его финансовые дела, Вейра – отсутствие работы у супруга и ревность, с которой Виктор относился к путешествиям и работе в шоу.

Джонни Вейр влюблен в Россию: слушал Пугачеву, читал Пушкина и носил фамилию Воронов

Развод был бурным. Воронов утверждал, что Вейр его избивал и в пылу ссор кидался в него матрешкой. Джонни парировал, что он защищался и Виктор набрасывался на него первым. Делить супругам пришлось не только имущество, но и собаку: японского щенка Тему они завели, уже будучи в браке.

От постов в духе «Я благодарен Виктору за то, что он был в моей жизни» Джонни перешел к обвинениям: «Виктор, ты умер для меня и ты мне отвратителен. Вместо того, чтобы названивать мне – звони моим юристам. Я не могу дождаться того момента, когда слово «Воронов» исчезнет из моей фамилии».

***

Как когда-то Баюл стала ориентиром для маленького Вейра, сам Джонни тоже превратился в источник вдохновения для фигуристов. Его стиль чувственного катания, заметно отличавшийся в эпоху Плющенко и Жубера, конкуренты саркастично называли женственным и жеманным, но оказался близок двукратному олимпийскому чемпиону Юдзуру Ханю.

Выиграв вторые Игры, японец посвятил сезон кумирам в фигурном катании. Его произвольная – трибьют Евгению Плющенко, а короткая сделана по мотивам программы «Отонал» Джонни Вейра.

«Отонал» американцу поставили Татьяна Тарасова и Евгений Платов – им хотелось взять для Джонни проникновенную, но не заезженную музыку. Программа готовилась на предолимпийский сезон, но перед Играми-2006 Вейр вернулся к ней – хотя даже идеально подходящая постановка не компенсировала слабый технический набор. К тому же накануне соревнований американца замучили травмы.

Теоретически шансы у Джонни были – после короткой он шел вторым после Плющенко, опережая и Жубера, и Ламбьеля. Практически – и француз, и швейцарец жаждали реванша в произвольной, где можно многое отыграть техникой. В итоге Ламбьель взял серебро, бронза досталась канадцу Батллу, а Вейр откатился на пятое место, уступив не только призерам, но и соотечественнику Лайсачеку.

Джонни Вейр влюблен в Россию: слушал Пугачеву, читал Пушкина и носил фамилию Воронов

Для Джонни это был последний шанс на медаль Олимпиады – правда, понял он это уже перед своими вторыми Играми. Вейр признавался – к Ванкуверу он был готов идеально и откатал лучшие программы в жизни, но американская федерация предпочла поддержать другого американца – Лайсачека. Того самого, кто уже обходил Вейра в Турине, а теперь смог обыграть Плющенко без единого четверного.

«Лайсачек был всем удобен. Он, в отличие от меня, никогда ни с кем не спорил, не пытался отстаивать свою точку зрения», – открыто говорил Джонни. Эта ситуация напоминала противостояние Плющенко – Ягудин: не столько спортивной борьбой, сколько закулисными играми. Как когда-то российские функционеры прекратили поддерживать Ягудина и его неугодного тренера Тарасову, так и Джонни перестал интересовать собственную федерацию.

Дошло до того, что на его контрольную предолимпийскую тренировку не пришел ни один чиновник – всех интересовало только то, как готов Эван. Не было даже американского врача – Вейра консультировал доктор российской команды.

На Играх в Сочи Джонни так и не выступил. После Ванкувера он взял перерыв – записал сингл «Грязная любовь», издал книгу «Добро пожаловать в мой мир», много выступал в шоу. В 2013-м Вейр попытался вернуться в спорт – приехал на московский этап Гран-при, занял после короткой последнее место и снялся. Спорное решение российских чиновников отправить на Игры Плющенко вместо чемпиона страны Ковтуна Джонни всецело поддержал: «Плющенко – великий фигурист, и это было бы неправильно – проводить Олимпиаду в России без него. Думаю, он сумеет произвести впечатление на зрителей, передать трибунам эмоции от катания, продемонстрировать силу. Он может заставить затихнуть огромный зал, очень мало кому это удается. И неважно, какое место Женя займет».

В Сочи Джонни все-таки приехал – правда, в качестве комментатора. Он и сейчас работает на NBC: освещает фигурку в паре с олимпийской чемпионкой Тарой Липински. Помимо этого участвует в модных показах, занимается благотворительностью и иногда выступает в шоу. Несколько раз работал с Плющенко: катался у него в «Королях льда» вместе с Жубером и Ламбьелем, потом сыграл Кая в «Снежном короле».

Джонни до сих пор влюблен в Россию: часто постит в твиттере на русском языке; называет Татьяну Тарасову королевой и тепло поздравляет с праздниками; а после женской произвольной на Олимпиаде в Пхенхчане опубликовал фото Медведевой и Загитовой с комментарием «спасибо за сказку».

В автобиографии, которую Джонни посвятил родителям, он написал: «Жизнь фигуриста сводится к тому, чтобы вместе с тренером ждать оценок в кисс-энд-крае: все, ради чего ты так долго работал, превращается в несколько цифр. Ты убиваешься и отдаешь всего себя, готовясь к соревнованиям – а они пролетают как вспышка, не оставляя ничего, кроме глубокой пустоты. И неважно, получил ты медаль или провалился, любишь или ненавидишь все это – в эту секунду ты летишь в пропасть».

Джонни Вейр влюблен в Россию: слушал Пугачеву, читал Пушкина и носил фамилию Воронов

Возможно, эмоциональность, иногда переходящая в эксцентричность, не позволила Джонни стать чемпионом мира и подняться на олимпийский пьедестал – но она точно помогла ему войти в историю как одному из самых ярких фигуристов.

В конце концов, если тобой вдохновляются олимпийские чемпионы, значит, это кому-нибудь нужно?

«Я нормальный человек, а не «страшный черт». Джонни Вейр говорит с нами

Фото: Gettyimages.ru/Matthew Stockman, Fernando Leon; Instagram/johnnygweir; globallookpress.com/John Lok

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

x

Check Also

На тонком лезвии прыжка

Элизабет и четверной! В полёте выиграла бой. Её, среди отставших звёзд, Никто ...