Главная / Фигурное катание / Он был Фрэнком Синатрой фигурного катания. И спел My Way коньками

Он был Фрэнком Синатрой фигурного катания. И спел My Way коньками

Кузнецов – о гении Хавьера Фернандеса.

Мы не мечтаем о том, что у нас есть. О вещах, которые носим; о девушках, которых покорили; о странах, в которых были. Мечта перестает существовать, как только становится достигнутой целью. С этой минуты она больше не мечта. В этом смысле мечты никогда не сбываются. 

Мне вот всегда хотелось, чтобы Хавьер Фернандес сделал программу под My Way Фрэнка Синатры. Музыка стилистически – его. С преобладающим саксофоном в звучании. Джазовый исполнитель – один из любимых Хавьера. Эпоха – образов, которые он так любил, где рубашечки, бабочки, подтяжки, весь этот gentleman-style. При этом по надрыву, по драме эта песня – не совсем Фернандес. Хавьер брал позитивом. Почему-то мечталось, чтобы оставаясь в своем образе, в одном из последних прокатов большой карьеры он не был легок.

Он ведь делал Guys and Dolls в 2016-м. Произвольную:

Это тоже Синатра. Зал уже визжал стоя на ногах и отбивал ладони, когда эта произвольная еще не отгремела под сводами TD-garden, а Хавьер заходил на последнее вращение. Когда оно закончилось, взрыв был посильнее взрыва ливерпульских фанатов в Стамбуле после пенальти Андрея Шевченко.

Кто-то из вас не согласится, но Guys and Dolls – лучшая произвольная в истории мужского катания. Я абсолютно уверен, что та произвольная на ЧМ в Бостоне – один из величайших моментов этого спорта. Как слезы Роналду на втором «Золотом мяче». Как крик в камеру «Это для тебя, Россия!» Ковальчука в Квебеке. И не потому, что Хавьер отыграл ей 12 с лишним баллов после короткой и стал двукратным чемпионом мира. Она стала вершиной – гимном революции, которую устроил Фернандес в мужском катании.

Если вы не видели революцию, скорее всего, вы спали. Давайте же я расскажу вам эту чудесную сказку.  

В тридесятом царстве, тридевятом государстве, жило-было мужское фигурное катание. Как и в обычной жизни, были в нем физики и химики. Люди с преобладающим разумом и люди с преобладающим сердцем. Техники и артисты.

В конце XX – начале XXI века больше любили техников. Успехи людей вроде Тимоти Гейбла или Элвиса Стойко – это первые четверные. По большим праздникам награждали и артистов – слишком уж вдохновенно катался Стефан Ламбьель, слишком выдающимися были его вращения.

Ближе к 2010-м стали любить даже не артистов вовсе, а детали. Слово «фетишизм» пришло из древних религий, суть которых была в поклонении неодушевленным предметам. В современном мире оно имеет откровенно эротическую коннотацию и связано с зацикленностью кого-либо в фантазиях на странных деталях. На самом деле, было бы куда справедливее, если бы фетишизм пришел из мужского фигурного катания 2010-х.

На ЧМ-2008 победил канадец Джеффри Баттл – человек, не умевший ни одного четверного, но имевший приятное скольжение. Гладкое.

Он был Фрэнком Синатрой фигурного катания. И спел My Way коньками

На ЧМ-2009 и ОИ-2010 победил американец Эван Лайсачек – человек, не умевший ни одного четверного и мало понятно, что умевший вообще, кроме «не падать с тройных». Говорили, что у него были выезды без снега. Отсутствие крошек льда под коньками после прыжков, вероятно, и обыграло Плющенко в Ванкувере. На ЧМ-2010 победил японец Дайсуке Такахаси – с одним четверным флипом только в произвольной, приземленным на две ноги.

До 2011-го будущий трехкратный чемпион мира Патрик Чан не умел ни одного четверного в двух программах. Потом научился делать самые простые четверные – тулупы. С чем и доехал до серебра Сочи (с одного из двух четверных в произвольной он упал). Проиграл Патрик японцу Юдзуру Ханю, единственный чистый квад в золотой произвольной которого тоже был тулупом. Не в каскаде.

В тот вечер в Сочи был человек, сделавший два чистых четверных в произвольной – тулуп и сальхов. Сальхов – в каскаде. Его звали Хавьер Фернандес. Его не заметили в Сочи – то была Олимпиада. На Олимпиадах вообще не принято замечать фигуристов, флаги которых не похожи на русский, американский, канадский или японский. Спросите у швейцарца Ламбьеля – он вам расскажет про Ванкувер (4-е место) куда более трогательные вещи, чем Плющенко.

Он был Фрэнком Синатрой фигурного катания. И спел My Way коньками

Вот в такой мировой топ ворвался испанец. В мир, поглощенный спорами «техники или артисты». В мир, в какой-то момент зациклившийся на том, чтобы побороть грубые связки и долгие заходы на прыжки эпохи Плющенко – а потому совсем забывшем о спорте. В мир фетишей.

У людей из вышеперечисленных империй в этом мире существовал обычай: или врываться сразу в топ, или сразу отправляться на дно. Люди из мелких стран – непривилегированных сословий фигурного катания, должны были родиться гениями, чтобы побороться хотя бы за мировую десятку. Хорошо, хоть не залить резюме на Head Hunter с фотографией 3×4.

Знаете, как звучит мой главный вопрос о мужском катании XXI века? Нет, не «Где они нашли те компоненты Эвана?» А примерно так: сколько бы медалей взял канадец Патрик Чан, родись он в Испании?

На карте фигурного мира нет более непривлекательной страны, чем Испания. Если не брать Бразилию и Габон, конечно. Даже если бы люди из Федерации фигурного катания Испании бесплатно поставляли в ISU мандарины, их спортсмены бы не удостоились поддержки, потому что никто бы не узнал, что они есть.

Вы, кстати, когда-нибудь слышали о существовании испанской Федерации фигурного катания?

За 9 лет до Guys and Dolls – величайшей программы в истории – Фернандес занял на первом ЧМ 35-е место. Готов поставить все миллиарды мира на то, что в тот момент никто, даже в тяжелых наркотических галлюцинациях, не подозревал, что случится в ближайшие 10 лет.

Он был Фрэнком Синатрой фигурного катания. И спел My Way коньками

Три чистейших четверных (два сальхова и тулуп), один из них – в каскаде. Короткие, незаметные заходы. Фантастические пролеты. Огромные по высоте для такого невысокого парня. Вероятно, через много лет он шокирует этим историков, которые будут изучать развитие квадов в мужском катании. Только не в квадах дело.

Превосходя технически всех фетишных персонажей 2010-х с их титулами за чистый лед и милые лица, Хавьер издевался над их смехотворным минимализмом. Он был большим артистом.

26 «десяток» увидят историки в протоколе той произвольной за компоненты. Только один судья не поставил «десятку» за хореографию. То же самое – с интерпретацией. 98.36 второй оценкой – больше, чем в обоих золотых олимпийских прокатах Ханю.

В тот момент казалось, что этот человек не просто отыграл 12-балльное отставание от японца после короткой. Казалось, он победил все.

Он был Фрэнком Синатрой фигурного катания. И спел My Way коньками

Он победил войну техников и артистов и разговоры о том, что рожденный прыгать не может сыграть Чарли Чаплина. Что всем прыгающим, на самом деле, компоненты ставят за чистоту прыжков, а не за то, что компоненты эти реально есть.

Он победил этот кошмарный кошачий стиль медленных мелодий в костюмах в духе «я нежный Юдзуру со страдающим лицом, вот моя блузка с рюшечками и вырезом на спине», так навязываемый в 2010-х.

Он победил восточные идеи сдерживания энергии внутри и нулевого взаимодействия с залом.

Он победил этот страдальческий пафос, не боясь выглядеть комичным. В большей части программ делал шоу, в которых выглядел смешно. Смеялся, неуклюже заваливался, косил под дурачка. Развлекал.

Он победил эту идиотскую установку – про то, что нельзя прерывать прокат. Он делал так, как делали Ягудин, Жубер, Амодио. Делал, потому что это красиво – менять тональность. Возможно, японцы этого никогда не поймут.

Он победил войну империй, став двукратным. В тот вечер в Бостоне со второй золотой медалью на шее он проехал круг почета, сверкая улыбкой, обернутый в испанский флаг.  

Он был Фрэнком Синатрой фигурного катания. И спел My Way коньками

Все это проносилось в голове после Guys and Dolls. Это был не совсем человек, а супергерой, которого закинули на эту планету из космоса, чтобы он поиздевался над примитивными реалиями и стандартами обычных землян. [Ну правда, как еще можно объяснить явление, выпавшее на наш век: футбольный матч «Реала» открывает известный испанский фигурист?].

Именно тогда случилась революция. То, что угробило карьеру Ковтуна – он из-за Хавьера прыгал по 5 квадов и не мог, Коляды – он делал то же самое; то, что однажды родило монстра – Нэйтана Чена с 8 квадами в двух программах. Но Хавьеру было все равно на революцию, которую он начал. Он думал о другом.

Он мечтал об олимпийском золоте. Выбирал испанские мелодии на зимнюю Олимпиаду. Историки уже хохочут в голос. Он мечтал сделать совсем невозможное.

В какой-то момент все мы поверили, что он – супергерой.

Одним февральским вечером, в Пхенчхане, тоже во время произвольной, снова произошел взрыв. Это заорали испанские комментаторы. Хавьер сдвоил сальхов в произвольной. Он стоил ему победы.

Он был Фрэнком Синатрой фигурного катания. И спел My Way коньками

Пересмотрите. Нет, не Guys and Dolls – это как-нибудь потом. А сейчас пересмотрите (с 2:36) «Человека из Ламанчи» в Пхенчхане.

Посмотрите, как он заходит на этот прыжок. Как несется. Как взлетает куда-то в облака. Посмотрите, какой сильной может быть мечта. Он летит за ней – это был бы четверной сальхов. Золотой четверной сальхов Хавьера Фернандеса.

О чем он думает в этот момент? Он наверняка знал, что у Ханю – 4 квада в программе – последствие революции. Он наверняка знал, что у Чена – 6. Он знал, что он намного сильнее как артист, но знал и то, что мир новой мужской фигурки – тот, который он создал, не позволит ему, артисту, ни одной ошибки. А может, в голове была пустота – и слышны лишь стуки сердца. Всего секунда, заход, положение тела, все – идеально. В какой миг он решил раскрыться?

Он был Фрэнком Синатрой фигурного катания. И спел My Way коньками

Всего секунда, отделившая его от невозможного. Эта секунда – самое сильное, что есть в карьере Хавьера. В эту секунду супергерой стал человеком. 

Почему он так умирал на льду остаток этой программы? Как Фредди Меркьюри умирал в каждой песне группы Queen. Потому что он – спортсмен? Его приучили бороться до конца? Наверное, все было бы так просто – если бы речь шла о том, чтобы подтянуться еще два раза или простоять пару минут в планке. Если бы речь шла о мускулах.

Почему он так катал – до мурашек? Почему? Кто ты, парень из Испании, что ты так докатываешь программу, которой проиграл?

Ведь в его жизни уже случилась самая важная секунда. Секунда, определившая, достигнет ли он того, к чему шел всю жизнь. Секунда, оставившая в шаге от вершины. Секунда, не позволившая дотронуться до мечты.

Нет сильнее любви, чем та, которую мы потеряли. Нет грустнее воспоминания о местах, где были счастливы. Нет ничего привлекательнее жизни, которую мы никогда не проживем.

Нет ничего обаятельнее несбывшейся мечты.

Он так докатывает конец той программы, «Человека из Ламанчи» – потому что он остался с мечтой. Он останется с ней всегда.

Он был Фрэнком Синатрой фигурного катания. И спел My Way коньками

Я так хотел, чтобы однажды он откатал My Way Фрэнка Синатры.

Когда в январе 2019-го он катал эту программу – последнюю произвольную в жизни, «Человека из Ламанчи» – напоминание о том сальхове, я понял главное.

Весь его путь, каждая программа, нелепая ошибка, яркая победа – они только для того, чтобы мы его услышали. Он хотел сказать нам что-то. Как говорят все люди, которых посылают сюда из космоса. 

Он хотел сказать, чтобы мы не смотрели фигурное катание через протоколы. Не видели в этом спорте войну империй. Нет никаких техников и артистов, нет титулов и достижений выше того, каким каждый видит мир.

Он кричал все это время, когда научился прыгать 5 квадов, скользить, показывал весело, а на гала-концертах – грустно; когда смеялся или заставлял смеяться нас – он кричал, как Фрэнк Синатра, под саксофон, самые важные слова великой песни:

If not himself, then he has naught – ты можешь быть собой или быть никем

Только оставшись собой, ты можешь стать супергероем. 

Он был Фрэнком Синатрой фигурного катания. И спел My Way коньками

Он – и есть Синатра фигурного катания. Он спел My Way коньками.

Песню о том, что в жизни нет ничего важнее, чем свой путь. 

Другие тексты Ивана Кузнецова о фигурном катании: 

История Этери Тутберидзе – про то, каким должен быть спорт в России

Грейси Голд не пошла по пути Липницкой: готовится к Играм, несмотря на депрессию и проблемы с питанием

А еще у Кузнецова есть Telegram-канал

Фото: Gettyimages.ru/Jamie McDonald, Maddie Meyer, Jamie Squire; globallookpress.com/Peter Kneffel, AFLO, Paul Kitagaki Jr., Hitoshi Mochizuki; РИА Новости/Владимир Песня; REUTERS/Vasily Fedosenko

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

x

Check Also

Джонни Вейр влюблен в Россию: слушал Пугачеву, читал Пушкина и носил фамилию Воронов

В фигурное катание обычно приходят в раннем детстве – в 3-4 года: ...