Главная / Фигурное катание / Шома Уно перешел к Тутберидзе – есть ли в этом смысл?

Шома Уно перешел к Тутберидзе – есть ли в этом смысл?

Шома Уно в «Хрустальном» – теперь официально.

Главная новость межсезонья в фигурном катании: японский фигурист Шома Уно будет тренироваться у Этери Тутберидзе.

В начале недели он объявил о внезапном разрыве с Михоко Хигути – тренером, которая научила его кататься. С ней Уно первым в истории прыгнул четверной флип на соревнованиях и выиграл три важных серебра – два на ЧМ и одно на Играх-2018.

Шома Уно перешел к Тутберидзе – есть ли в этом смысл?

О причинах ухода остается только догадываться – в обращении на своем сайте японец обошелся лаконичной формулировкой «хочу двигаться дальше».

Имя нового тренера Шома поначалу держал в тайне — видимо, продолжалось обсуждение важных нюансов. Но корреспондент «Japan Times» еще до официального предположил, что Уно переедет в Россию: к Мишину или Тутберидзе. В Питере сразу заявили, что о прилете Шомы им ничего неизвестно, а в «Самбо-70» долго не комментировали. Молчание в штабе Тутберидзе поддержало слухи: болельщики вспомнили о планах Даниила Глейхенгауза поработать с сильным иностранным одиночником.

Наконец, сегодня, Тутберидзе написала в инстаграме, что Уно присоединится к ее команде на летних сборах.

Для чего Шоме нужна Тутберидзе?

Жесткая Тутберидзе и флегматичный Уно на первый взгляд не кажутся гармоничным дуэтом. Тем не менее, Этери поможет решить несколько проблем, возникших перед японцем.

1) Удовлетворить амбиции

Уно имел все шансы на золото в Пхенчхане-2018. Он стремительно ворвался в элиту: малышатина, как его с любовью называет Татьяна Тарасова, в первый же взрослый сезон стал 7-м на ЧМ-2016, а потом брал серебро 2 года подряд.

Именно Шома признан ISU первым в истории исполнителем четверного флипа. Всего в арсенале японца 4 вида квадов: флип, риттбергер, сальхов и тулуп, причем последний он учит в каскаде с тройным акселем.

Шома Уно перешел к Тутберидзе – есть ли в этом смысл?

Теперь все смотрят фигурку: пора разобраться в акселях, тулупах и флипах

Начало олимпийского сезона получилось для Уно многообещающим: он взял серебро финала Гран-при и Чемпионата четырех континентов. Кроме того, осенью из-за травмы чемпионскую гонку покинул Юдзуру Ханю: тогда никто не мог гарантировать, что он восстановится к Играм и выиграет их второй раз подряд.

В Пхенчхане Уно отстал от Ханю почти на 11 баллов и едва не отдал серебро Хавьеру Фернандесу. Постолимпийский ЧМ по результату вышел таким же, а вот качество прокатов было явно хуже: японец катался с травмой лодыжки, и от пролета мимо пьедестала его спасли только массовые падения конкурентов и отсутствие двух других призеров Олимпиады.

Минувший сезон тоже оказался неровным: наконец покорилось золото на «Четырех континентах», за которым последовал провал на ЧМ, где Уно впервые за 3 года остался без медали. Результаты Шомы – предел мечтаний для большинства одиночников, но очевидно, что его не устраивает статус вечно проигрывающего Ханю или Чену.

Шома Уно перешел к Тутберидзе – есть ли в этом смысл?

Золотой и серебряный медалисты ОИ-2018 Юдзуру Ханю (слева) и Шома Уно

2) Исправить технику

У Шомы серьезные проблемы с недокрутами: ни одного чистого четверного сальхова в сезоне, очевидная проблема с флипом и неясное ребро на лутце – этого элемента японец вообще старается избегать.

Сергей Дудаков готов помочь Шоме с четверными: он умеет ставить и чинить многооборотные прыжки спортсменам с быстрой круткой. Поможет и то, что у команды Тутберидзе есть опыт работы со старшими квадами – четверной лутц Уно освоит вряд ли, но вернуть стабильность флипу вполне реально.

3) Спрятаться от фанатов

Увлеченные чем-то японцы безумны в своем фанатизме – в фигурном катание это особенная история. Их главный фаворит – Ханю (на его парад после Олимпиады пришли 100 тысяч человек), но и Уно достается мощная порция любви, а с ней – пристального внимания.

Шома Уно перешел к Тутберидзе – есть ли в этом смысл?

В Москве Шома переведет дух – вдали от настойчивых корреспондентов и экзальтированных поклонниц проще сосредоточиться на подготовке к Играм-2022.

План выглядит классным, но есть две сложности, которых Уно не может не понимать. Первая – языковой барьер. Шома откровенно плохо говорит на английском и совсем не знает русского, а в команде Этери никто не владеет японским. Конечно, проблему можно решить, наняв переводчика, но будет ли комфортно самому Шоме на льду и в быту при постоянной зависимости от другого человека?

Вторая проблема – Уно никогда не менял тренера, не уезжал надолго из дома и не попадал в обстановку, когда внимание шефа надо делить с десятком других спортсменов. Тутберидзе неоднократно подчеркивала, что в ее группе все равны независимо от количества взятых подиумов и уровня способностей. Шоме придется научиться самостоятельности и привыкнуть к тому, что интерес тренера больше не сводится к нему одному.

Нужен ли Уно самой Тутберидзе?

Если желание сменить тренера для Шомы объяснимо, то мотивация Этери уже не столь очевидна. В ее группе катаются олимпийская чемпионка, переходящие на взрослый уровень квадистки и школьницы с прицелом на Пекин-2022 – работы точно хватает. Но аргументы за сотрудничество с Уно тоже есть

Шома Уно перешел к Тутберидзе – есть ли в этом смысл?

•  Этери любит вызовы. Взять не слишком техничного спортсмена с незнакомым менталитетом и солидным списком травм – авантюра уровня Тутберидзе. До Олимпиады еще два с половиной сезона: обычно прорывы у новичков ее группы случаются быстрее.

• Тутберидзе еще не работала с титулованными парнями. Талантливые – были. Перспективные – есть и сейчас: 13-летний обладатель четверного лутца Даниил Самсонов и потерявший сезон из-за травмы чемпион мира среди юниоров Алексей Ерохов. А вот с медалями взрослых топ-турниров беда: самый многообещающий ученик Этери – Адьян Питкеев – закончил из-за нестерпимых болей в спине. Тутберидзе часто обвиняют, что ее методы рассчитаны только на девочек с маленьким весом и детской самоуверенностью. Уно – отличный шанс доказать, что это не так.· 

Возможно, самый талантливый ученик Тутберидзе: закончил из-за травмы, теперь тренирует и играет трэш-метал

• Работа с Уно банально выгодна по финансам. Помимо призовых от соревнований можно рассчитывать на спонсорские контракты, выступления в шоу (в них у Шомы нет недостатка) и поддержку японской федерации – одной из самых успешных и богатых в мире, которая, наверняка, готова хорошо заплатить за работу с топ-спортсменом.

Шома Уно перешел к Тутберидзе – есть ли в этом смысл?

• Уно – фигурист с супероценкой за компоненты. Работа с ним – вызов еще и для постановщика Глейхенгауза. Правда, в этом сезоне он уже не поставит Уно программы – японец объявил о сотрудничестве с Дэвидом Уилсоном и Ше-Линн Бурн, но накатывать их Шома будет с новым тренерским штабом.

• Тутберидзе ценит восточный менталитет: «Они воспитаны так, что не задают вопросов. Даже в собственных мыслях. Наш спортсмен начинает в голове сам с собой обсуждать задание тренера — надо его делать или не надо. У восточных людей этого нет. Им сказали сделать или переделать, и они идут и делают».

Но существует нюанс: раньше Тутберидзе признавалась, что не хочет тренировать иностранцев и специально выставляет им неподъемный ценник, чтобы не обижать отказом. Та же Турсынбаева в детстве каталась в «Хрустальном», но, сменив гражданство на казахское, уехала к Брайану Орсеру. Перед Олимпиадой в Пхенчхане Элизабет приезжала на сборы к Этери, которая оказалась категорична: «Не могу сказать, что мне очень хотелось с ней работать. Я не чувствовала, что если она запрыгает стабильно четверной сальхов, то буду радоваться. «Раша, и все-таки она наша…» Во мне это есть».

Не прошло и двух лет, как Тутберидзе приняла Турсынбаеву обратно – и уже на ЧМ тот самый сальхов ей покорился. По иронии судьбы, этот элемент решил исход турнира, отобрав серебро у Медведевой – и огорченной Этери точно не выглядела.

К кому еще мог уйти Уно?

Выбор Шомы не исчерпывался «Хрустальным»: работать с призером Олимпиады хотели бы многие. Главная проблема – почти у каждого топ-тренера есть сильный одиночник, с которым придется делить внимание.

Два потенциальных тренера для Уно живут в США – Том Закрайчек и Рафаэль Арутюнян. Первый тренирует почти 30 лет, недокрутами его не удивишь: главная звезда Тома – Винсент Чжоу – регулярно получает минусы от судей на четверных и тройном акселе. В этом сезоне дела пошли лучше – на ЧМ Чжоу взял бронзу, опередив того же Уно, – но судейских минусов пока все равно непозволительно много. Предугадать, получилось бы у Закрайчека исправить специфические прыжки японца, сложно.

Шома Уно перешел к Тутберидзе – есть ли в этом смысл?

Тэмми Гэмбилл и Том Закрайчек

Арутюнян – отличный технарь, и сотрудничество с ним стало бы полезным для Уно, но сам Рафаэль вряд ли согласился бы на работу с Шомой. У него есть Нэтан Чен, уже проигравший одну Олимпиаду. Сейчас фигурист проявляет чудеса тайм-менеджмента, совмещая тренировки по скайпу с учебой в Йельском университете, и вряд ли согласится на конкурента рядом в гонке за олимпийской медалью. Да и самому Арутюняну наверняка хочется взять подиум с учеником, которого вырастил сам, а не подобрал за пару лет до Игр.

Нэтан Чен – умнейший чемпион: тренируется по скайпу и учится в Йельском университете

Еще одно обстоятельство – Рафаэль не слишком хорошо отзывался о работе с японской ученицей Марин Хондой. «Кивнет и делает все по-своему. Как будто не японка, а болгарка. Вроде бы поняла и говорит «да», а на деле «нет»». Хонда – не исключение, на японскую своенравность жаловалась и Тарасова во время работы с Мао Асада. По словам тренера, японцы, например, не верят в важность акклиматизации перед стартами и отказываются прилетать на соревнования заранее.

Шома Уно перешел к Тутберидзе – есть ли в этом смысл?

Не самый очевидным, но точно рабочим вариантом выглядела поездка к Рави Валии. У канадца Уно получил бы индивидуальный подход, заботу и тренерское внимание – то, к чему привык в Японии. Главные звезды Валии – Патрик Чан (с ним он работал перед Олимпиадой в Корее) и Кейтлин Осмонд (пришла к Рави в 10 лет и больше не меняла тренера) – завершили карьеру. 

Осмонд – лучшее свидетельство таланта Валии. При всех прыжковых способностях она была не самой простой ученицей: травмированная, нестабильная, склонная к набору веса. С Рави Кейтлин восстановилась от болячек, выиграла личную олимпийскую бронзу, золото в команде и дважды стояла на подиуме ЧМ.

Шома Уно перешел к Тутберидзе – есть ли в этом смысл?

Чан проработал с Валией год, но сразу оценил нового тренера: «Я тренируюсь всего два месяца. Но в итоге этого времени оказалось достаточно, чтобы обрести уверенность и комфорт в катании».

***

Но Уно выбрал Тутберидзе. И она его тоже.

«Приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы попасть в другое место, нужно бежать вдвое быстрее» – ситуация в фигурном катании сейчас напоминает сюжет из Льюиса Кэррола.

До Олимпиады в Пекине осталось два с половиной года. И для Уно с Этери это будет сложный, но интересный забег.

Фото: globallookpress.com/Matsuo.K/Aflo Sport (1,7,8), Naoki Morita/Aflo Sport; Gettyimages.ru/Ryan Pierse; globallookpress.com/Paul Kitagaki Jr.; РИА Новости/Александр Вильф; globallookpress.com/Itaru Chiba/AFLO, Anke Waelischmiller/Sven Simon

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

x

Check Also

На тонком лезвии прыжка

Элизабет и четверной! В полёте выиграла бой. Её, среди отставших звёзд, Никто ...