Но Степанова и Букин догоняют. Они выиграли этап Гран-при в Финляндии.

Танцы на льду изменились. Россия не успевает за трендами

Пожалуй, ни один вид фигурного катания не изменился так, как танцы на льду. Олимпийские чемпионы-1984 Джейн Торвилл и Кристофер Дин 40 секунд двигались на месте во время «Болеро» – и эта программа стала легендарной. Сейчас такое творчество наказывается судьями.

После Игр-2010 в танцах произошли серьезные изменения. Три вида превратились в два – исчез обязательный, остались короткий и произвольный, а сравнивать дуэты стало намного сложнее. Все свелось к оценке заранее обозначенных ки-пойнтов, а ритмы причудливым образом перемешались. Например, в сезоне-2015/16 основным ритмом короткого танца был равенсбургский вальс, а в качестве дополнительных можно было брать фокстрот, марш или польку. В итоге один и тот же паттерн танцевали под Queen (Ильиных-Жиганшин), «Аллилуйю» (Хаббелл-Донохью) и Штрауса (Уивер-Поже). 

Танцы на льду изменились. Россия не успевает за трендами

В 2018-м танцы стали еще более субъективными – впрочем, конкретно эта перемена затронула все виды катания. Поскольку шкала оценок разрослась от -5 до +5, даже элемент первого уровня (то есть выполненный с грубой технической ошибкой) теперь получает неплохие баллы. Последний пример: твиззлы Степановой/Букина на Finlandia Trophy.

Смотрим в протоколы: у французов элемент максимального 4-го уровня, но со скромной оценкой за исполнение. У Александры и Ивана базовая стоимость твиззлов на 1,5 балла ниже, но это компенсируется высокими надбавками. В итоге разница в оценке элемента составила всего 0,66 балла.

Танцы на льду изменились. Россия не успевает за трендами

Танцы на льду изменились. Россия не успевает за трендами

Что сейчас в тренде?

Важный момент – в танцах серьезная фора на стороне тех, кто давно катается вместе. Среди действующих российских дуэтов такая пара только одна – Степанова/Букин (в этот список можно включить и их одногруппников Шпилевую/Смирнова, но у тех совместный стаж не столь большой просто в силу возраста).

Виртью/Моир встали в пару, когда им было 8 и 10, Дэвис-Уайт – в 10 лет, Пападакис и Сизерон выступают вместе с 13 лет. В российской сборной тренд обратный: пары перемешиваются с завидным постоянством, а смена партнера – самое популярное решение любой возникшей проблемы.

Как итог – отсутствие наработанных элементов, долгий процесс скатывания с новой половинкой и низкие баллы в рейтинге, которые влияют и на стартовый номер, и на авторитет в глазах судей. В конце концов, о чем говорить, если танцы в России традиционно считаются тем видом фигурного катания, куда переходят от безысходности (или когда не ладится с прыжками).

«С 5 до 7 лет я не хотел заниматься фигурным катанием, потом втянулся, понравилось. А после перешел в танцы, и мне стало гораздо интереснее. Танцы мне ближе по эмоциям. Тут можно показать историю. И потом ты катаешься с девочкой – это классно! Наверное, сказалось мое «актерское» детство. Мне нравилось, что танцы чем-то напоминают шоу, спектакль. Ну и если честно, я прыгал плохо», – объясняет Иван Букин, сын олимпийского чемпиона в танцах на льду.

Тренд в постановках последних лет задает группа Мари-Франс Дюбрей и Патриса Лозона. У них тренируются серебряные призеры Пхенчхана Пападакис/Сизерон, обладатели второго места последнего ЧМ Хаббелл/Донохью, а главное – они привели ко второму олимпийскому золоту Виртью/Моира, когда те вернулись в спорт после двухлетнего перерыва.

Канадцы Дюбрей и Лозон ввели моду на безусильные поддержки в противовес замысловатой акробатике и бессюжетные постановки вместо танцев-историй. Им удалось сделать то, что в танцах считается событием чрезвычайного масштаба: вывести молодую пару без высокого рейтинга и авторитета у судей с 13-го места ЧМ на первое за один год.

Танцы на льду изменились. Россия не успевает за трендамиТанцы на льду изменились. Россия не успевает за трендами

Впрочем, доминирование Дюбрей и Лозона нравится не всем. Их постановки часто критикуют за однообразие, а самых ярких представителей стиля Габриэллу Пападакис и Гийома Сизерона – за эксплуатацию неменяющегося образа на протяжении последних четырех лет.

Танцы на льду – больше не наш вид?

Последний раз олимпийское золото российские танцоры брали в Турине. Многие помнят яркую «Кармен» в исполнении Татьяны Навки и Романа Костомарова, однако в той победе далеко не последнюю роль сыграла удача. Ученики Александра Жулина, хотя и входили в число лидеров, не были абсолютными фаворитами. Но опережавшие их после обязательного танца соперники завалили (причем и в прямом, и в переносном смысле) оригинальный. Взгляд Барбары Фузар-Поли на Маурицио Маргальо после того, как тот своим падением похоронил шансы на медали домашних Игр, стал своеобразным мемом.

Танцы на льду изменились. Россия не успевает за трендами

Через четыре года в Ванкувере российские танцоры, и без того ослабленные серьезной травмой Максима Шабалина, оказались в центре скандала. Их оригинальный танец на аборигенскую тематику был назван оскорбительным, а также нарушающим авторские права. Итог – бронза Игр, а первые два места – у воспитанников Марины Зуевой и Игоря Шпильбанда, чья совместная школа в Детройте просуществовала вплоть до 2012 года.

К Олимпиаде в Сочи Россия подходила с двумя дуэтами, претендующими на медали (правда, с огромной вероятностью лишь на бронзовые – золото и серебро разыгрывали в своей лиге Виртью/Моир и Дэвис/Уайт). Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев были опытнее, но их подвели недочеты в коротком танце и возврат к старой произвольной, что для этого вида фигурного катания – практически моветон. В итоге бронзу выиграли Елена Ильиных и Никита Кацалапов, спустя месяц они заняли обидное 4-е место на ЧМ (с отставанием в 0,99 балла от третьего и 1,05 балла от первого), а в следующем сезоне вышли на лед с новыми партнерами.

В Пхенчхане Россия была представлена дуэтами Боброва/Соловьев и Загорски/Гурейро. По второй квоте должны были ехать Степанова/Букин, но Ивана в последний момент не пригласил МОК. Тиффани и Джон стали 13-и, Екатерина и Дмитрий – 5-и в личном турнире. Если честно, рассчитывать на большее было сложно.

Сейчас Жулин тренирует Викторию Синицину и Никиту Кацалапова. Пути тренера и ученика уже пересекались десять лет назад, когда Кацалапов катался вместе с Ильиных. Первые успехи и известность пришли к Елене и Никите именно в жулинский период их карьеры, но для подготовки к Олимпиаде в Сочи они перешли в группу Николая Морозова:

«Причин много. Если в двух словах, то Саше Жулину не хватало с нами тренерской настойчивости, характера, терпения. Например, он мог не прийти на тренировку – и мы катались одни. Наши тренировки длились всего по три часа в день. Это очень мало! Даже перед чемпионатом мира Александр не однажды отсутствовал на льду».

Болельщики давно заметили неприятную для российских танцоров тенденцию: насколько те хороши в юниорах, настолько блекло проявляют себя во взрослой карьере. Чемпионы мира среди юниоров Синицина/Жиганшин, Монько/Халявин и Яновская/Мозгов по разным причинам распались (Жиганшин и Монько теперь не катаются, а тренируют, Яновская стала выступать за Венгрию, Халявин – за Испанию).

Обладатели серебра юниорского ЧМ Лобода/Дрозд тоже больше не выступают вместе. Даже постепенно добравшиеся до мировой элиты Степанова/Букин затратили на это куда больше времени, чем их ровесники Пападакис/Сизерон, которых они обыграли на последнем совместном ЮЧМ.

Танцы на льду изменились. Россия не успевает за трендами

Попробуют переломить тенденцию победители юношеских Олимпийских игр Анастасия Шпилевая и Григорий Смирнов. У них хорошие танцы и те же тренеры, что и у Степановой-Букина, но нет ни одного этапа Гран-При и очень призрачные шансы пробиться на главные старты в этом сезоне.

Кто будет разыгрывать медали в новом олимпийском цикле?

После Игр число претендентов на пьедестал в танцах сильно сократилось. Хотя официального анонса не было, но, скорее всего, завершили карьеру Виртью-Моир, Каппеллини-Ланотте, Майя и Алекс Шибутани. Игнорируют серию Гран-При канадцы Уивер-Поже, с одного из двух этапов на днях снялись американцы Чок-Бэйтс. Боброва и Соловьев также не поставили окончательную точку в совместных выступлениях, но минимум один сезон попустят. Екатерина говорит о желании стать мамой, Дмитрий готовится к выступлению в шоу в паре с Леной Ильиных.

По крайней мере до финала Гран-при всерьез говорить о чьем-либо преимуществе сложно, но осенние результаты «Челленджера» – обнадеживающие для российских пар. Пока лидируют по общей сумме Хаббелл-Донохью (200,82), совсем рядом – Степанова-Букин (200,78), за ними – Уивер-Поже (197,27). У Синициной и Кацалапова тоже отличные баллы – 196,42. Больше всех на старте сезона в ритм-танце получили Пападакис-Сизерон, но их баллы были выставлены на местечковом турнире и вряд ли могут восприниматься всерьез.

Танцы на льду изменились. Россия не успевает за трендами

Главная цель на сезон – вернуть максимальное количество квот на ЧМ и попробовать замахнуться на что-то большее, чем топ-10. И это реально. Чтобы стать лидерами, нужно самим задавать тон, как это делают российские одиночницы. Излюбленный национальный прием с танцами на разрыв аорты больше не работает. Повторение за Пападакис и Сизероном может в любой момент надоесть судьям. Если Габриэллу с Гийомом и суждено кому-то второй раз отодвинуть от олимпийского золота, то это сделает тот, кто сыграет на своем поле, свежее и оригинальнее.

От этого танцы на льду не будут хуже или лучше – они снова просто станут другими.

Фото: REUTERS/Eric Bolte-USA TODAY Sports, Kim Kyung-Hoon, Mike Segar; globallookpress.com/Igor Russak/ZUMAPRESS.com; REUTERS/Martti Kainulainen/Lehtikuva

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

одиннадцать − 10 =