Главная / Фигурное катание / Ягудин бесится от Sports.ru, а мы обожаем его «Зиму». Это лучшее, что было с фигурным катанием

Ягудин бесится от Sports.ru, а мы обожаем его «Зиму». Это лучшее, что было с фигурным катанием

Олимпийский чемпион-2002 Алексей Ягудин в инстаграме оскорбляет Sports.ru. За последние два месяца он выступил дважды:

• сначала ему не понравилось, что мы якобы удалили пользовательскую новость с его комментарием. Хотя она никуда не пропала и до сих пор доступна. Не разобравшись, Ягудин обозвал нас «тварями»;

• недавно Алексею не понравился заголовок к тексту про Загитову, и он вспомнил такие слова, как «су..ки», «грязь» и «дно». А болельщиков назвал «на голову больными».

Мы предложили Ягудину личную встречу и большое интервью, но через его PR-менеджера получили отказ. Если дословно, «Алексей пока не готов к интервью».

Жаль, мы помним Ягудина другим. А его шикарную короткую на Играх в Солт-Лейке считаем, возможно, лучшей постановкой в фигурном катании.

Ягудин бесится от Sports.ru, а мы обожаем его «Зиму». Это лучшее, что было с фигурным катанием

***

Только не говорите, что не видели этот номер. Такое невозможно, даже если вы появились на свет позже этой программы – ей, кстати, пошел 18-й год.

В 2002-м она принесла Ягудину золото Игр, главную победу в жизни и восторженную любовь зрителей. Японцы умели гениально показывать фигурное катание уже тогда.

Лето 2001-го – самый мрачный отрезок в карьере Ягудина. За спиной сезон, где он проиграл все топ-старты (финал Гран-при, чемпионаты России, Европы и мира) Евгению Плющенко – непримиримому сопернику, от которого убежал к Татьяне Тарасовой в США. Впереди – неизвестность олимпийского сезона, осложненная болями в бедре, ссорами с Тарасовой и мучительной борьбой с лишним весом. К осени дневное меню Ягудина в доме Тарасовой в Лейк-Плэсиде состояло из тарелки овсяной каши утром и яблока на ужин.

В таком состоянии Ягудин учил «Зиму» для короткой и «Человека в железной маске» для произвольной. Программы, которыми он с командой собирался обыгрывать главного фаворита Игр – Плющенко.

«Зиму» для Алексея сочинил Николай Морозов – 26-летний постановщик, за пару лет до этого завершивший невзрачную карьеру в танцах на льду. Устав от бесконечной смены партнерш (Першанкова – Гвоздкова – Навка – Давыдова, и это только за 5 лет), Морозов накануне сезона-1999/00 принял приглашение Тарасовой войти в ее команду и стал личным хореографом Ягудина, только перебравшегося в Америку.

Впрочем, гениальной программы могло просто не быть. Помогла случайность.

«Каждый сезон мои тренеры приобретали десятки музыкальных дисков с целью найти подходящую музыку для постановок. Николай Морозов поехал в Нью-Йорк в музыкальный магазин, чтобы посмотреть новинки. Он долго плутал среди прилавков, пока один из служащих не обратился к нему: «Слушай, я тебя, по-моему, не первый раз вижу. Ты что-то конкретное ищешь?» Коля объяснил, что он тренер фигуристов, и ему нужны мелодии для выступлений. Служащий̆ посоветовал взять новый диск группы Bond.

Ягудин бесится от Sports.ru, а мы обожаем его «Зиму». Это лучшее, что было с фигурным катаниемНиколай Морозов

Коля потом позвонил и сказал: «Мне кажется, я нашел очень хорошую музыку». Мы слушали ее без конца – так она нам нравилась. Татьяна Анатольевна хотела поставить что-то из «Лебединого озера» Чайковского, но нас захватила эта бесподобная пьеса квартета Bond, и мы поняли, что именно с ней все получится. При монтаже мелодия сразу хорошо легла. Только мы название переделали: вместо «Зимнего солнца» у нас стала «Зима», – рассказывал Ягудин.

Морозов в старом интервью «Коммерсанту» тоже вспоминал эту историю: «Оказалось, что диск только вчера завезли. Я купил и тут же дал послушать Леше по телефону. Когда он приехал ко мне домой, то мы часа четыре на полу ночью под нее танцевали. А потом пошли на лед», – в оригинале композиция называлась «Wintersun» («Зимнее солнце»), но при постановке солнце отбросили.         

Австралийско-британский квартет Bond на тот момент не был известен ни в Европе, ни в Америке. Четыре симпатичные девушки всего год играли на струнных классический кроссовер с элементами синти-попа – альт, две скрипки и виолончель.

Возможно, именно программа Ягудина катапультировала их в большой шоу-бизнес. Сейчас в мире продано больше 4 миллионов пластинок Bond – рекорд для команд, игравших инструментальную музыку на струнных.

Мелодия не понравилась только одному человеку из команды Ягудина – агенту Дмитрию Горячкину, с которым в Америке по словам Алексея они стали как братья.

«Летом, когда мы с Дмитрием отдыхали в Доминиканской Республике, я просил его послушать музыку. Дмитрий был не просто агентом, а человеком, который полностью пытался вникнуть в процесс постановки программ. Я говорю: «Дима, музыка обалденная, я могу ее слушать часами. Просто шедевр!» А мы лежали на пляже. Он послушал и спрашивает: «Что за ерунду ты мне поставил?» Я говорю: «Ты ничего не понимаешь. Это прелесть. Я даже вижу, что под эту музыку на льду будет происходить». Он говорит: «И слышать не хочу, ищите другие мелодии». Ему больше понравилась русская «Коробочка» в современной̆ обработке – песня с этого же диска», – рассказывал Ягудин.

Премьеру «Зимы» неожиданно занесло в Австралию – Ягудин с Тарасовой открывали олимпийский сезон Играми доброй воли в Брисбене. Это был самый кошмарный прокат в жизни Ягудина. Выполняя второй тулуп в каскаде, он жестко ударился о борт головой и докатывал программу словно в тумане, сорвав и аксель, и лутц. По старой 6-балльной системе судьи оценили его технику от 4,4 до 5,1 – полный провал.

«Когда «Зима» появилась, и я плохо, без прыжков, откатал ее на Играх доброй воли, Дмитрий не выдержал: «Ну вот, полный караул. Менять надо все, и музыка никуда не годится, и костюм ужасный». Тут уже проявились мудрость Татьяны Анатольевны и мое упорство. Мы отстояли свою правоту. Но тогда я и представить не мог, что этот костюм меня прославит. Костюм черно-белый. Вроде бы сколько их было в фигурном катании! Однако это «дерево, покрытое снегом», почему-то запомнилось», – костюм для «Зимы» придумала Нателла Абдуллаева, художник из Питера.

Ее задумка – падающий на дерево снег, ветви, запорошенные инеем – воплотилась не сразу.

«Для костюма Ягудина было около 100 эскизов! Тарасова говорит: «Это не олимпийский костюм». Мы часами вместе с ней ходили-бродили, искали образ. Нельзя фантазировать без удержу, надо еще учитывать кучу нюансов, фигуру спортсмена в первую очередь – ведь он должен быть красив на льду!

Примерки проходили так: стоит Леша Ягудин, а мы втроем – я, Татьяна Тарасова и Лена Данилова, наш портной – ходим вокруг, ссоримся, обсуждаем, закалываем ткань, снова ссоримся, раскалываем, но потом непостижимым образом получается красота! Костюм должен подчеркивать или скрывать, чтоб на льду спортсмен выглядел как можно более эффектно. Вот, например, Леше Ягудину нужно было зрительно удлинять ноги, поэтому почти все его костюмы с завышенной талией», – вспоминает Абдуллаева.

Больше после провального Брисбена Ягудин не проиграл ни одного турнира. Американский Мастерс, Skate Canada, Trophée Lalique, финал Гран-при, ЧЕ, Олимпиада, ЧМ – 7 изумительных прокатов подряд.

Ягудин бесится от Sports.ru, а мы обожаем его «Зиму». Это лучшее, что было с фигурным катанием

«Когда программа выполняется на хорошем уровне, это тоже способствует популярности. Были у нас изюминки, когда я бросал руками снег и очень много выполнял дорожки шагов. В то время акцент делался на прыжки, и лишь считанные спортсмены без устали работали над дорожками, чтобы не просто проходить их по кругу. И все же если бы я тогда не выиграл Олимпиаду, а приехал с этой программой вторым или третьим, то она не котировалась бы так высоко. Она осталась в памяти еще и потому, что была прекрасно откатана», – признавался Ягудин.

Самый любопытный эксперимент – перевести «Зиму» в цифры современного судейства. Это не так сложно – технический контент Ягудина почти дословно совпадает с тем, который неделю назад в Минске представил в короткой Михаил Коляда. Исключение – последнее вращение, которое Алексей делал сидя, а не в либеле (минус 0,2) и вторая дорожка шагов – ее отменили в 2010-м.

Выходит – «Зима» в идеальном исполнении сейчас принесла бы Ягудину точно не меньше 100 баллов.

Впрочем, судьи не всегда восхищались катанием Ягудина. Недавно комментатор Василий Соловьев в подкасте Sports.ru рассказал историю, как дорожки шагов из «Зимы» едва не стали примером, как нельзя делать:

«Зима Ягудина – это был абсолютнейший шедевр. Невероятный прорыв – и эмоциональный, и хореографический, и музыкальный. Вы бы видели, как вскакивали люди – Ягудин поднимает руки и весь зал просто как по команде. Так в армии не встают. Впервые в истории Игр мужчина-одиночник победил единогласно – по 6-балльной системе.

Ягудин бесится от Sports.ru, а мы обожаем его «Зиму». Это лучшее, что было с фигурным катанием

И вот летом после Игр на судейских сборах специально натасканные судьи начинают: «новые веяния в фигурном катании говорят, что стало очень мало реберного катания – а оно должно преобладать. Посмотрите, как катается Ягудин – так ни в коем случае нельзя делать». И заводят его дорожку шагов на зубцах коньков – такие смешные, очень трогательные шаги.

Естественно наша федерация тут же начинает возмущаться: ребята, это как? Вы берете олимпийского чемпиона, «the best of the world и так его позорите, принижаете и обесцениваете. Они конечно смутились – ой-ой-ой, простите, конечно мы так делать больше не будем».

Ягудин бесится от Sports.ru, а мы обожаем его «Зиму». Это лучшее, что было с фигурным катанием

Ягудин бесится от Sports.ru, а мы обожаем его «Зиму». Это лучшее, что было с фигурным катанием

Это был последний любительский сезон Ягудина. В октябре он приехал на Skate America с новыми программами, но здоровье позволило ему откатать только короткую.

О завершении карьеры Ягудин объявил 4 ноября 2002-го на льду Skate Canada, куда был заявлен, но смог выйти только на показательные: «Пока я говорил, многие плакали».

Использованы цитаты из книги Ягудина «Напролом».

Фото: Gettyimages.ru/Jamie Squire; instagram.com/nikolaimorozov2014; Gettyimages.ru/Doug Pensinger, Elsa, Clive Brunskill

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

x

Check Also

Джонни Вейр влюблен в Россию: слушал Пугачеву, читал Пушкина и носил фамилию Воронов

В фигурное катание обычно приходят в раннем детстве – в 3-4 года: ...